Клуб Айкикай айкидо «Сибуми» • Санкт-Петербург • Направление Фудзиты сенсея
Додзё Дениса Воронова
+7 921 6ЗЗ 64 84

Айкидо: это о чём?

Отметив недавно 10 лет своей инструкторской работы, хочу обобщить некоторый опыт.

Речь пойдёт об ожиданиях и реальности. О том, с чем приходит новичок в додзё айкидо и что получает.

У истоков… | Владимир Шустов, Альфат Макашев | shotokan-spb.ucoz.ruДавно ли наши патриархи изучали восточные стили по видеофильмам и перепечатанным на машинке книжкам с картинками, перерисованными на кальку? Мальчишкой я держал в руках такую книжку. Возможно, ту самую, которую «открыл миру» Альфат Махмудович Макашев. Часть листов была отпечатана на разных машинках, что-то дописано от руки, каких-то страниц не хватало, а картинки столько раз прошли через кальку, что уже не все фигурки походили на людей. Но от тех страниц веяло неотразимым обаянием чего-то неведомого. Они приглашали в круг избранных, причастных к тайному знанию. Мне ту книжку дали почитать на одну ночь, по большому секрету.

Сейчас многое изменилось. Информация о любых видах БИ легко доступна, приезжают знаменитые мастера. Можно научиться чему угодно, было бы желание. Однако изменилось отношение. Из тайного знания для посвящённых будо превратилось в тривиальное предложение на рынке услуг и штампованный образ на экране.

Неоценимый вклад в пропаганду айкидо внёс своими фильмами Сигал сенсей. Правда, ни в одном из известных мне фильмов он не выступает в качестве мастера айкидо. А в конце 90-х, когда мы увидели «Над законом» и «Смерти вопреки», не так-то просто было выяснить, что же за искусство показывает этот крутой парень на экране. И всё же информация просачивалась. К тому моменту, когда мне надоело заниматься какими-то доморощенными стилями с неясными источниками происхождения, все знакомые уже указывали на айкидо. В то время обладатель чёрного пояса был великим героем, а если кто-то получал второй дан, измеритель крутости зашкаливал и перегорал. Что уж говорить про пиетет, который мы испытывали к мастерам, проводящим семинары?

Лет 15 назад мы ещё могли удивить соседей по раздевалке хакамой и вызвать вопросы: что это за юбки у нас такие, и чем мы занимаемся. С этим давно покончено. Все знают: хакама — это айкидо (если без бамбуковых палок, если с палками, то кендо). И каждой маме известно, что айкидо — это такое боевое искусство Японии (или Китая — тут не все уверены), которое подходит для мальчиков из приличных семей. Потому что там не дерутся, а «направляют энергию атакующего против него самого». Так что если мальчик уже научился ходить и говорить, его нужно немедленно отдать в секцию айкидо, чтобы он умел «стоять за себя» (а ещё, конечно, чтобы спихнуть на кого-нибудь хоть капельку ответственности за воспитание чада, и чтобы в мамином инстаграме была фотка пупса в кимоно). Ещё всем известно о «философии айкидо». Я не знаю, что это такое, но периодически сталкиваюсь с новичками, заявляющими, что их «привлекает философия айкидо». На вопрос, что она из себя представляет, или чем их оттолкнула философия, к примеру, лёгкой атлетики, они бормочут что-то про гармонию.

У любого преподавателя со стажем есть коллекция, мягко выражаясь, «не слишком обдуманных» вопросов, с которыми к нему обращаются. У меня это от банального «Серёженьку обижают в школе, мы хотим, чтобы он умел постоять за себя, вы же его научите, правда?» до прелестного «Скажите, айкидо  это искусство непротивления злу насилием?» Да, любой желающий что-то преподавать должен быть готов расхлёбывать кашу, которую ему принесут в своих головах ученики. И если ученик слесаря, возможно, в общих чертах представляет, чему он научится, то с айкидо немного сложнее. Вернее, ученик-то, может, и представляет. Запросто. И в ярких красках. Но реальность от этих представлений порою отличается.

В общем, с одной стороны все уверены, что знают про айкидо, с другой — знания эти есть нелепая мешанина всякой ерунды. Тому множество объективных причин. В том числе — разнообразие того, чем люди занимаются под вывеской «айкидо» в разных местах. Поэтому здесь под айкидо я подразумеваю то, чему меня учили мои учителя, что я изучаю в нашем клубе и что преподаю в своём додзё.

Любой учитель, наставник, тренер, в какой бы области он ни работал, мечтает об идеальном ученике, который воспринял бы весь его опыт, реализовал все его замыслы, продолжил дело, которому он посвятил жизнь. Если такой дуэт складывается, это делает счастливыми как минимум двоих. А если оба они неординарно одарены способностями, их сотрудничество может немало принести обществу. Но такая идеальная пара, как и любая идеальная пара, складывается не всегда. И всегда виною тут непонимание и неоправданные ожидания.

Уделим немного внимания расхожим штампам.

Философия айкидо

Существует ли «философия айкидо»? С моей стороны было бы непозволительно рассуждать о том, какую философскую идею заложил в айкидо Основатель, и какие цели он при этом преследовал. Хотя бы потому, что мне об этом доподлинно неизвестно. Можно найти записи бесед с Основателем, в которых он говорит о философии. Как правило, «привлечённые философией айкидо» с этими источниками не знакомы. Мои учителя преподавали айкидо не как философскую доктрину, а как боевое искусство. А философия как форма познания мира через обобщение принципов бытия есть у каждого. И у каждого она своя. Так что если вас действительно «привлекает философия айкидо», вам придётся потрудиться найти кого-то, кто сможет передать её достаточно достоверно и близко к первоисточнику. Или же полагаться на философию вашего инструктора. К примеру, в основе моей философии лежат здравый смысл и второе начало термодинамики.

В айкидо сила не нужна

Как-то так получилось, что компот из обрывочных представлений об айкидо, пролившись на благодатную почву человеческой лени и глупости, породил миф о том, что айкидо это такое чудесное искусство, овладев которым, любой задохлик может победить кого угодно. Не буду тратить время на оспаривание этого заблуждения. Это всё равно что спорить, плоская Земля, или круглая. Лишь выделю из этого абсурда рациональное зерно: Сила не нужна д л я  и з у ч е н и я айкидо. В додзё мы изучаем принципы взаимодействия, а не боремся друг с другом. Так что маленькая девушка на тренировке вполне может работать, не испытывая дискомфорта, в паре с крупным мужчиной. Что же касается физической подготовки — не тешьте себя иллюзиями. Для айкидо она необходима так же, как и для бокса, каратэ или фехтования. Или для академической гребли, тенниса и просто здоровой и долгой жизни. Если, конечно, вы не намерены изучать айкидо чисто теоретически, по книгам.

В качестве примера приведу нашу любимую Минегиши сенсея, маленькую женщину, которая в свои 77 полна энергии, демонстрирует на татами превосходную технику и, между прочим, от своих учеников требует держаться в форме и не курить.

Айкидо — искусство самообороны

Тезис сам по себе безобидный, но в сочетании с предыдущим мифом создаёт устойчивое и опасное заблуждение. Дескать, любой задохлик, записавшись в секцию айкидо, может никого не бояться «на улице», при этом оставаясь всё таким же задохликом, — ведь он теперь знает айкидо! Отделим зёрна от плевел, а мух от котлет.

Опыт айкидо может оказаться полезным при самообороне, но с вашей стороны будет неосмотрительно полагаться на него как на единственное универсальное средство.

Почему? Потому что в додзё айкидо вас не готовят к уличной драке. Здесь нет физических упражнений на силу и выносливость. Нет контактных спаррингов, а технические приёмы зачастую настолько рафинированы, что «как есть» мало подходят для практического применения.

Можно много рассуждать о самообороне как о понятии, о том, какое место в ней занимает психологическая готовность, в чём разница между умением драться и способностью выживать, или зачем вообще уметь обороняться, если на вас никто не нападает, но это отдельная тема. А на вопрос «Является ли айкидо школой самообороны?» в самом широком, понятном и ожидаемом смысле, я отвечу — нет.

* * *

Если отбросить штампы и нелепые фантазии, обычно от айкидо ожидают возможность изучать боевое искусство с минимальным риском получения травмы. Возможность поддерживать форму, приобрести ловкость, хорошую осанку — весь тот набор, дефицит которого ощущает каждый житель мегаполиса, жизнь которого проходит в коротких перемещениях от кресла к креслу.

И раз мы уже в общих чертах выяснили, чего от айкидо ожидать не стоит, можно перейти к тому, что же айкидо действительно даст как результат многих лет практики.

Айкидо — искусство, требующее сложной координации движений. Практика айкидо прекрасно развивает моторику, позволяет поддерживать общую физическую форму, мышечный тонус. Даёт телу необходимую нагрузку, столь нужную тем, чья профессия не связана с физическим трудом. То есть всё, что мы обобщаем понятием «физическая культура», — и это ясно каждому, кто приходит в додзё.

Однако не стоит рассматривать айкидо лишь как фактор поддержки физической формы. Помимо всем очевидных, лежащих на поверхности результатов, айкидо может принести вам что-то, чего вы и не подозревали вовсе. Приведу пару примеров.

На татами мы постоянно находимся в тесном непосредственном контакте с другими людьми. Мы хватаем друг друга за руки, за одежду. Наши тела часто соприкасаются. Понятно: раз боевое искусство, значит захваты, броски и удары. Но задумайтесь, как часто в повседневности мы прикасаемся к окружающим вне семьи? Вне узкого круга близких, хорошо знакомых людей. Что приходит в голову? Давка в транспорте? Стерильное официальное рукопожатие? Если вы ездите на личном автомобиле, а коллег приветствуете кивками и поклонами, то и это можно отбросить. Современные технологии позволяют минимизировать контакт с окружающими вплоть до полного исключения. И многие этим пользуются, закрываясь от мира в своей маленькой ракушке с интернетом и заказанной пиццей. Часто подсознательно опасаясь всех этих незнакомых, непонятных, страшных «других людей». Межу тем отсутствие физического контакта с окружающими противоестественно для нашего вида. Оно обедняет общение, искажает личность. Но вот новичок приходит в додзё, и тут же его хватают за руки. И оказывается, физический контакт может быть не только враждебным или сексуальным. Оказывается, это не обязательно страшно или неприятно, если вас хватает за руки незнакомый человек. Такой контакт поможет преодолеть робость в общении, научит лучше понимать окружающих на невербальном уровне, и ваша личность получит новый толчок к развитию в направлении, которого вы совершенно не ждали от боевого искусства.

Другим неожиданным аспектом айкидо может оказаться новая для вас среда общения. Я бы назвал это альтернативной горизонталью социальных связей. На татами вы встретите врача и пожарного, юриста и художника, профессора и студента, директора и клерка. И даже, если повезёт, председателя Правительства Российской Федерации. Причём иерархия в додзё может оказаться диаметрально противоположной той, что за его пределами: начальник может оказаться новичком, а его подчинённый — обладателем черного пояса. Это также может дать неожиданный опыт и возможности.

Не для всех очевидным может оказаться и другой социализирующий фактор айкидо. Воображая себя на тренировке, новичок представляет, что будет повторять технику вслед за учителем и только. Однако, придя в додзё, он столкнётся с гораздо более сложной схемой передачи знаний. Сэмпай помогает кохаю, вчерашний кохай вдруг, обнаруживает, что сам стал сэмпаем для очередного новичка. А порою и сенсей, посмотрев на учеников, откроет для себя что-то новое. Люди, вовлечённые в эту цепь отношений, обогащают друг друга ценным опытом и испытывают прекрасные эмоции, позволяющие превратить, казалось бы, тяжёлый труд в увлекательное занятие. Такие отношения в додзё являются хорошей моделью для отношений и за его пределами, что можно считать достойным вкладом будо в развитие нашего общества.

* * *

Мы часто воспринимаем обучение как нечто, происходящее в начале жизни. Или как процесс, который длится некоторое время, после чего благополучно завершается. Возможно, этому заблуждению подвержены и многие японцы. А многие мои соотечественники, надеюсь, его не разделяют. Но мне кажется, что в целом для восточного менталитета мысль о том, чтобы учиться чему-то всю жизнь, более естественна. И занятие традиционным боевым искусством как ничто другое помогает развить в себе способность учиться. Двигаться к совершенству. Хотя совершенной, конечно, бывает только форма глагола.